пятница, 4 июля 2014 г.

Бежать

Бежать

Бежать, пока испуганные крылья
Прохладным ветром хлещут по спине,
Пока могу дышать дорожной пылью,
Пока не сожалеют обо мне.

Бежать, пока душа аборигена
Способна диким пламенем гореть,
Пока забытым лезвием по венам
Я снова не пытаюсь умереть.

Бежать, пока еще хватает силы
Превозмогать вселенскую тоску,
Пока еще любовь не пробудила,
Не поднесла как пистолет к виску.

Пока еще могу себя держать -
Бежать!

воскресенье, 22 июня 2014 г.

Белый пожар

1 Человек

Его душа - вонючий ком земли,
Впитавший кровь убитого солдата.
За то, что вы вернуться не смогли,
Его душе назначена расплата.
И он поёт, но слышен только вой,
Он бьёт набат молчащих колоколен,
Его вина не в том, что он живой,
А в том, что этой жизнью он доволен.
Доволен травами густыми в поймах рек,
Доволен небом, истекающим дождями,
Но больше тем, что он здоровый человек,
Следящий за плохими новостями.
И новым утром освещает даль
Его лицо, меняющее маски.
Ему легко скрывать свою печаль,
А по ночам дарить скупые ласки.
И Бога нет, и не о чем молить,
И этот мир уродлив и бессилен...
Его душа - вонючий ком земли,
Чужими душами засыпанный в могиле.

2 Отсчет

Сегодня лист, а завтра снег.
Который день, который век...
Срубили ель, взорвали дом,
Сожгли мосты... а что потом?
И где наш лес, откуда мы?
Иссяк, исчез, мы ждем зимы.
Наш корень вырван из земли,
В чужих хлебах, в чужом раю
Мы встать и выжить не смогли,
Лежим у бездны на краю.
Последний вздох сорвался в крик.
Наш тихий Бог - седой старик
Уж миллионы лет подряд
Он на Земле возводит ад.
А мы вдыхаем пот земли
И где наш гимн?
Мы встать и выжить не смогли,
Пора родную пядь земли
Отдать другим.

3 Ночь пожара

Я видела два огня,
Я слышала стук колес,
Куда-то вели меня
И жутко хотелось спать.
Нависшую тишину
Порвать был бессилен крик,
В натянутую струну
Пыталась себя собрать.
И всполохи в небесах,
Сознание как туннель,
В котором гнездится страх
Огромный, как срок войны,
От холода ломит кость
И незачем мне дышать,
И жутко хотелось спать,
Но страх - неслучайный гость
Врывался из тишины.

Я думала, я мертва
И стану теперь летать,
Но выдернули опять
Меня из тупого сна.

Вонючая пыль и мрак,
Размеренный стук колес...
Меня принесли в барак -
Спасибо тому, кто нёс.

4 Взаперти

Мы тихо стояли к спине спина,
По телу - мурашки, по стенам - мрак.
Была у нас песня на всех одна,
Но вспомнить ее не могли никак.

Мятежные тени ложились в снегу,
Сквозили, как выстрелы, крики птиц.
И каждый из нас замирал на бегу,
Не помня до боли знакомых лиц.

Сменялись ночи. Не зная тепла
Мы прижимали бетонный пол,
А утром вставали к спине спина
И жизнь доживали, как приговор.

Ни он, ни я не хотели зла,
Но зло без нас доживает век,
И там, где наша вода текла,
Чужие реки берут разбег,

Струятся судьбы сквозь сытый плен,
Навстречу памяти о дурном,
Всё это с жаждою перемен,
И все с оглядкою на потом.

А мы стояли, как нам стоять
Сто тысяч наших земных минут,
Нам надо где-то чего-то ждать
И лучше стоя сейчас вот тут!

5 Молитва

Дай мне, Господи, выждать минуту
Под страдальческим взглядом печали.
Так безумно, так больно, так круто
Останавливать жизнь на начале.
Я ползу, обдирая колени,
Я упала и больше не встану,
На твой жалкий и горестный гений
Я молюсь с суетой обезьяны.
За тебя я прощаю измены,
За тебя я тону и сгораю,
Там, где снова срастаются вены,
Восстаю и опять умираю.
Не пройти, не оставив сознания,
С каждым шагом лишаясь покоя...
Дай мне, Господи, сделать признанье
И навеки проститься с тобою.

6 Жребий

Кто-то захочет вернуться назад
В поисках лучшей судьбы,
Справа налево чертить циферблат,
Небо поднять на дыбы.
Только чтоб Солнцу как прежде гореть,
Кто-то останется тут,
Кто-то останется, чтоб умереть,
Если другие уйдут.
Участь распятого небытия,
Память стоячей воды,
Я буду первой, кто принял тебя,
Взрывом сверхновой звезды.
Люди уйдут, мне оставив тепло,
Соль и немного вина,
Но в одиночку не выдворить зло -
Я остаюсь не одна.
Чтобы не сгинуть в вонючей пыли,
Вытерпеть холод и зной
На умирающей фазе Земли
Он остается со мной.

7 Любовь

Два сердца бились в полумраке
Пустых, незахламленных комнат,
Их разум был таким нескромным,
Как предрассветный лай собаки,
И воздух полон был желанья,
Разбавленного пустотой.
Он называл её святой
В глазах предсмертного свиданья,
Он говорил ей о Вселенной,
О страшной силе расстояний,
Она ждала его признаний
И знала - будут непременно,
И будут терпкие объятья,
И мягкий шепот простыней...
Он до последней капли ей
За миг безумия отплатит,
А после вымолвит, сквозь сон,
Что их любовь живет, как звезды -
Её разрушить слишком поздно
И невозможно, - скажет он, -
И если бы у них украли
Вот этот воспаленный воздух,
Они бы стали пылью звездной
У галактических окраин.

8 На свет

Мы одни в этом городе -
Пусто, глухо и холодно,
Непотребное золото
И волос седина.
Убежать и зажмуриться...
Эти трупы на улицах...
Сладким ладаном курится
Прожитая война.
Мы оставлены силою
Гнить под общей могилою,
Я тебя не помилую -
Потому не убью.
Ни к чему целоваться нам,
Незачем оставаться там -
Мы взойдем на пятнадцатый
И - привет февралю!
Наши шансы неважные -
Эти крылья бумажные,
И не выживем дважды мы
У судьбы на краю.

Может это не важно, но
Я тебя не люблю...

9 Вечер и утро

Сырая земля,
Продрогшая хлюпь,
О счастье моя
Какого-то бога
Здесь люди уснут
И сизая глубь
Устроит им суд у порога,
Отчаянный дождь
Лопочет мотив
Безумной игры фортепьяно.
Я выпить не прочь,
Но даже не пив
Я все-таки выгляжу пьяной.

Сырая земля,
Холодный рассвет
И снова нельзя
Того, чего нет,
Навязчива боль среди мрака,
Но в мутной дали,
Сквозь алеющий свет
У края земли -
Там, где времени нет,
Стоят мальчуган и собака.

(1999 - 2000)

Ско-мо-ро-чест-во

1.
Забытое племя, встречайте идущих,
На холод сквозящий вбегайте босыми,
И ныне и присно ушедших и сущих
Любите, покуда душа не остынет.
Рыданья - могилам, живым – поцелуи,
И всякую тварь воскрешает молитва.
Забытое племя поет «аллилуйя»,
И может быть Богом оно не забыто,
И Бог его любит, как блудного сына,
И Бог размыкает сомлевшие вежды,
И Бог разгибает согнутые спины,
И дарит, и дарит цветные одежды.

Но там утонул в одиночестве
Мой белый кораблик,
белый кораблик пророчества,
Но там, вопреки скоморочеству,
Забытое племя забыто,
Но жить ему хочется.

2.
Коротенькой стрижкой
Не спрятать кудрей,
Хорошим парнишкой
Бывает еврей
Я в антисемиты
Совсем не гожусь –
Еврею открыто
В любви признаюсь.
Пусть годы промчатся,
Мы станем другими,
А русские часто
Бывают плохими.

3.
Облизало ветки золото рассвета.
На льняную ветку бусина надета,
Словом повеличина – купаной в крови
Красною брусничиной, символом любви.

Ты ее в ладоши не сжимай до боли,
На груди повешай, забери с собою,
Будет незамеченной та льняная нить
С красною брусничиной жизнь твою хранить.

С сердцем разговоры заведу, забуду…
Там под небом хмурым встань, подобен чуду,
Пулей не отмеченный ты не пал в бою –
Красная брусничина жизнь хранит твою.

Если ж смерть прикажет, знай далеко где-то
За тобою сляжет, недождясь ответа,
Та, которой высчитан срок, пока горит
Красная брусничина на твоей груди.

4.
Засыпай, любимый,
И приснится пусть,
Как рукою теплой
Я тебя коснусь,
Возвращая память
Из небытия,
Светлыми слезами
Плакать буду я.
Это дождь, любимый,
Шелестит листвой,
Это сон, гонимый
Правдою земной,
От желаний душный